Архив Шеина - Избранное - Вино  

Во многих странах вино не причисляют к алкоголю. Вино, есть вино. Редко какой француз или итальянец сядет за стол без вина. Это огромный пласт человеческой культуры, эволюционирующий вместе с человеком с древности в окружении продуктов земли, помогая им изменяться, принаравливаясь к ним, сращиваясь в идеальные, гедонические пары, тройки, наборы, превращаясь на столе в безусловный и приятный ритуал. Вино – это самый мягкий и дружественный человеческому организму адаптоген. Вино – достойно того, чтобы о нем говорили, писали, сочиняли оды и музыку. Так, собственно, и было. На этих страницах вы найдете мои заметки «по существу», и, конечно, не носящие рекламного характера о вине и обо всем, что с ним связано.

 

/ избранное / Вино

Château d’Yquem

«Шато Икем» для России

Вино Château dYquem вошло в гастрономическое пространство российского стола в начале XIX века. Его подавали к соусированной рыбе, печеночным паштетам и индейке. Николай II сопровождал этим вином свое любимое блюдо из тайменя — «Truite saumonéу S-ce Chambord». К началу XX века популярность вина настолько выросла, что его имя становится нарицательным. «За бутылкой икемцу… идут воспоминания о делах давно минувших дней», «Все блестит и ликует. Желудок растягивается… Всё вместит в себя этот луженый котёл: и русскую, и французскую еду, и ерофеич, и шато-икем» (1882). Вино предлагается во всех винных магазинах необъятной страны. Даже в Сибири, в небольшом городке Канске, в продаже «Шато Икем» и «Шато Икем №11 Леве». Не важно, где они сделаны, в далекой Франции или на Малой Арнаутской, главное, что это «Шато Икем». 

В советское время «Шато Икем» тоже не был забыт. Воздвигнув железный занавес, «народные» вожди, задавленные навязчивой идеей доказать миру, что у нас все хорошо и даже лучше, не разбираясь в предмете виноделия, спускали в совнархозы распоряжения производить известнейшие марки мировых вин.

Сегодня ситуация с вином изменилась, в России продается Château dYquem, рожденное в родовом поместье, исключительно на самой высокой точке Сотерна в долине реки Сирон. Отношение же осталось. Это по-прежнему не просто вино, а самый настоящий гедонический напиток, вместилище всего сущного удовольствия, богатства и престижа.

Château d’Yquem наяву

В 1999 году группа L.V.M.H./Moët Hennessy присоединяет к своей коллекции роскоши Château dYquem. После покупки замок становится закрытым для любопытных. Поэтому, собираясь во Францию на выставку Vinexpo, мы с нетерпением и некоторой долей пессимизма ждали известий от наших друзей, пытающихся договориться о посещении хозяйства. Разрешение получено, через два дня отменено, через день восстановлено. Уже в Бордо, за неделю до выезда в замок, время нашего приезда меняли три раза. 

И вот мы у ворот. Свежий ветер, переменная облачность. Напротив, через шоссе, фантастический пейзаж — дорога по винограднику, уходящая в небо! На территории безлюдно и тихо, только гравий шуршит под ногами, пока мы поднимаемся от автомобильной стоянки на пригорок к замку. Долго искали живую душу, которая нас и проводила в «комнату» ожидания, огромное помещение с крышей на балках из цельных стволов деревьев. Масштабность чувствуется во всем, в больших картинах на стенах, сделанном из дерева королевском гербе, в ширине дверей, высоте потолков… Не успели осмотреться, пришел наш «экскурсовод» — Sandrine Garbay. В хозяйстве она работает уже 13 лет и 9 из них делает вино .

Началась череда давно до боли знакомых пейзажей по фотографиям в журналах и альбомам о вине. Эмоциональность речи Сандрин яркими красками дополняла видимое: виноградники, помещение первичной обработки, технологические подвалы. Много интересных деталей, но ничего принципиально нового. А что можно ожидать от крайне консервативной технологии Château dYquem, с многочисленными «просевами» виноградника в поисках ботритизированных ягод нужной консистенции, их ручным выбиранием из грозди, выжимания винограда ногами, и другими процедурами, не допускающими соприкосновения с металлом. Все, как в XIX веке.

Золотые урожаи

Современный стиль дегустационного зала акцентировал только что виденное. На фоне светящейся стеклянной панели в пол стены, лакированной поверхности дегустационного стола, гнутого ребристо-деревянного потолка, мы осознали, что пришли сюда из прошлого, не встретив ни одной современной детали на всем протяжении экскурсии. Приглушенный свет на всем, кроме фужеров с вином, в котором налито «золото».

Урожай 2002 года — божественная амброзия. Органы чувств удивляются, доказывая сознанию, что такого не может быть. Сознание пытается убедить органы чувств, что такое встречается. Диалог затягивается, и только пустой фужер возвращает к жизни. Взгляд останавливается на устройстве в виде воронки для сплевывания вина. Нет, здесь это лишнее.

Урожай 2001 — молодой и уже знаменитая знаменитость. Вспоминается прошлые удачные годы хозяйства: 1990, 1989 и 1988. Хавьер Дю Понтак, президент объединения Crus Classes в Сотерне и владелец нескольких замков говорил о них: «В истории Сотерна не существует подобных годов, и я не думаю, что стану свидетелем подобного в течение моей оставшейся жизни». Стал! 100 баллов ему дают многие мировые эксперты с легкостью. Букет комплексный, яркий и изящный, с тонкими абрикосовыми всполохами. Его не хочется пить, его хочется исследовать. Время — наш враг. Оказывается нам надо еще познакомиться святая святых Yquem — хранилищем бутылок.

Оно находится в главном здании замка и ведет туда небольшая неприметная дверка с улицы. Длинный темный коридор с «кельями» для вина в обрамлении кованых решеток с королевско-лилейной эмблематикой, штабели бутылок по стенам и таблички годов. Сказка для любого винопийца: 1893, 1921, 1929, 1937, 1945, 1967… Почему-то стало грустно.

При прощании дежурный вопрос Сандрин: «А где можно купить 2001?». Хозяйство не занимается продажами частным лицам, оно вообще не занимается продажами. Самые низкие цены должны быть в винном магазине близлежащей деревушки — Сотерне. Когда хозяйство выпускало в продажу первую партию вина этого года, стоимость бутылки для негоцианта была 150 €. Но цены с тех пор сильно выросли.

Мы поспешили, поскольку близилась фиеста, а это во Франции непреодолимо. На повороте в деревню встретили странный указатель — «BL Botrytis cinéréa (variantе)», ориентированный на зеленую растительную чащу. Прошли те времена, когда «Сотерну было что скрывать». Вплоть до XX века хозяйства этого местечка хранили в тайне технологию получения сладких вин, вернее, участие в ней «серой гнили». Это только в XX веке она превратилась в «благородную плесень».

Сотерн оказался милой тихой деревушкой с крошечной центральной площадью, на которой расположились два специализированных винных магазина. В одном из них и оказался Château dYquem 2001. Бутылка стоила 625 €, и нас убедили, что это самая низкая цена в мире.

В связи с этим вспомнился американский проект, связанный с визуализацией десертных вин из Сатерна и, конечно, Château dYquem. Для фотографов это большая проблема — как отразить все богатство вина? Корина Колен (Corinne Colen) решила все по-американски. Из золота были отлиты типичные продукты, представляющие идеальное сопровождение для вина. Не обошлось без груши и Рокфора, миндаля, грецкого и лесного ореха. Фотографии были опубликованы в Wine Spectator 15 апреля 1995 года. В одном фотограф оказался наверняка прав, в бутылку Château dYquem наливают «золото».