Архив Шеина - Избранное - Винный клуб  

Существует с 1997 года. На этих страницах публикуются материалы многолетних «бдений» за столом красноярских винопийц. Сегодня сложно представить, что у нас в Сибири вино стало доступным только в последнее десятилетие XX века. Тогда многие стали задумываться, одни чуть раньше, другие, чуть позже, что же такое вино. Но практически все начали с нуля. 15-летний период существование Красноярского винного клуба был наполнен открытиями. Встречи, так называемые Красноярские винные конференции, проводились ежемесячно. Мы старались, чтобы каждая «дегустация» была событием. Во многих случаях так и было. В этом легко убедиться, познакомившись с некоторыми материалами, опубликованными здесь.

 

Гала-Божоле Нуво 2007

Все гости сидели небольшими «апелясьонами» региона Божоле. Каждый из 12 столов имел собственное имя: «Beaujolais», «Beaujolais-Villages», «Coteaux du Lyonnais», «Moulin-a-Vent», «Morgon», «Brouilly», «Fleurie», «Cotes de Brouilly», «Chenas», «Saint-Amour», «Julienas», «Regnie». Учитывая прошлый опыт, художников разместили за один стол рядом со сценой, чтобы они могли эффективно обороняться от гостей. Пространство ресторана радовало, было, где развернуться. 

Меню на этот раз нарисовал Василий Слонов. По едовому содержанию оно намеренно не отличалось изысканностью и состояло из мясного ассорти, охотничьих колбасок с овощами гриль, сырной тарелки и фруктов. Вино тоже было традиционное для этого случая - Les Vins Georges Duboeuf Beaujolais Nouveau 2007 AOC Beaujolais, и за столом, и на сцене, и в коридорах, и за роялем.

В творческой мастерской Василий Слонов продолжил начатую им на Божоле 2005 года тему «Весёлых человечков». Если у Александра Левченко, самого хулиганистого художника России и «японского» поэта, в прошлый раз на холсте летали бабочки цвета Божоле-Дюбоф, то в этот раз маэстро поманило звёздное пространство. Вероятно, он с детства мечтал быть космонавтом. Художник Андрей Исаенков, посмотрев на все это «безобразие», отказался участвовать в божолейной мастерской.

Отдельным параграфом всей публике, по возможности убедительно, было донесено, что, во-первых, исходя из прошлого опыта, просьба ко всем, помогайте художникам, но только чисто теоретически, не беритесь за кисть! И второе, пока вы не набожалелькались, при обсуждении картин за круглым столом, не тыкайте в них пальцем: они сырые, а это не таможня США, здесь не надо оставлять отпечатков пальцев.

Дальше было все как обычно. По достоинству оценили, судя по объему, вино от Дюбоф. Бутылки выставляли по периметру сцены. Художники рисовали, винопийцы выпивали, всё смешалось в зале Клуба. Настало время аукциона. На продажу выставили часы «Божоле», со всеми безусловными и узнаваемыми элементами – пробками, штопорами, стрелками. Торговались долго. Всех перекупил винопийца из Абакана.

Первым из художников «отстрелялся» Левченко. Подошел и сказал, что все, пошёл. И ведь  пошёл, но далеко не ушёл, прилег на сцену немного отдохнуть, добавив колорита в художественную мастерскую. Слонов тоже закончил работу, и мы приступили к обсуждению. Преимуществом настоящей дискуссии, по сравнению с прошлой в «Чемодане», стало большое пространство, отсутствии толкотни, поэтому, никто не испачкался. Обсуждение было не долгим — вскоре откуда-то издалека грянул неладный хор и участников дискуссии не стало.

В вестибюле ресторана красивый белый рояль обступила толпа винопийцев, на нём неприлично высились бутылки вина и фужеры. До двух часов ночи продолжались песнопения на зависть всем местным енисейским голодным кошкам.