Архив Шеина - Избранное - Другое  

Обо всем, что не вошло в другие разделы.

 

/ избранное / Другое

Периметр для кота

Усадьба у нас небольшая, слева и справа через хлипенький заборчик из штакетника соседи. Так что вся наша садово-огородническая жизнь была на виду. В конце участка ручей с плотной порослью тальника вперемешку с облепихой — совершенно непроходимая чаща. Наша собака Дуся, эрдельтерьер по рождению, постоянно присматривала за всем хозяйством: пугала ворон, вносила беспокойство в мышиные дела, гоняла местных котов. Так и жили.

Но однажды в нашем семействе прибыло. С нами стал жить кот Филя, персиковый длинношерстный британский красавец. Он сразу же полюбил дефилировать по лужайкам, грядкам, малиннику. Но где бы он не ходил, его всегда сопровождала Дуся, поэтому знакомство с местными кошечками в этой ситуации не предусматривалось. Так что наш Филя попал в надежные Дуськины лапы.

Дуся померла, и Филя остался без эскорта. Жизнь не заставила себя долго ждать - на наших выгулах появились рыжие, черные, кремовое-голубые, серые, белые кошки с абсолютно очевидными намерениями. Филя не был скопцом, но так случилось, что в своем 5-летнем возрасте еще не нюхал этого пороха. А тут гормоны вскипели. Все деревья, кусты, травинки были незамедлительно окроплены. Теперь Филино утро начиналось с ревизии своих меток и их духовитости. Он как художник, где-то оставлял как есть, где-то добавлял пару мазков. Стал меньше спать и больше пить — хозяйство то большое.

Природа брала свое, но инструкций не давала. С кошечками сталкивался часто, сказывался плотный гормональный полив всего участка, и своеобразно. Поначалу они садились друг перед другом, как и положено, выражали эмоции шипением, а дальше игра в гляделки — от нескольких минут до получаса. Вероятно, Филя, как мужчина, должен был проявить инициативу. Но какую? Гостьи становилось скучно, и она уходила, сопровождаемая обескураженным Филей, изящно перескакивая через забор. Филя шел спать.

Через некоторое время кошки изменили стратегию. Они провоцировали погоню за ними Фили, загоняя себя в угол. Это была душевая кабина, стык бани и сарая с глухими стенами. Все, как обычно: шипение, гляделки. Кошки надоедало сидеть, она ложилась, но гляделки продолжались до бесконечности. В конце концов, Фили это надоедало, и он шел спать.

И где, спрашивается, опыт поколений?

То ли Филя прослыл в местной тусовки малахольным, то ли импотентом, но кошки стали обходить стороной его выгулы. Против природы не попрешь, да и обидно. Наш герой начал искать случай на стороне, стал делать вылазки на чужую территорию и устраивать многочасовые засады. Обычно, когда мы уезжали в город по делам, запирали его в доме. И вот, нам надо ехать, оделись, как полагается, в «чистое», а Фили нет. Поиски по участку ничего не дали. Пошел по ручью, пробираясь через чащу. Вот он, голубчик, сидит на островке из немного подсохшей грязи и не хочет менять дислокацию. Что ему только не говорил, соседи даже подумали, что я пьяный, а когда полез за ним, перестали в этом сомневаться. Островок под моей тяжестью исчез, превратившись в жирную черноземную топь, всосав мои ноги выше щиколоток. Фили тоже досталось, и не только от меня. На вытянутых руках я вынес тело из грязевой ванны. Пришлось его брать с собой в город на помывку.

Вечером, на семейном совете, было решено перегородить доступ к ручью, замкнув два забора сеткой. Ее любезно предложил сосед, бывший главный инженер горнолыжного комплекса. Изначально она предназначалась для ловли летящих мимо трассы спортсменов. Первый же выход Фили на арену показал, что ячейка сетки сильно большая. Он, уходя в чащу ручья, даже ее не заметил.

Тесть, горный инженер, сказал, что ячейку надо уменьшать в два раза и он этим займется, а пока Филю выпускать только под присмотром. Был принесен большой мешок проволоки для взрывателей и работа началась. Две недели тесть переплетал горнолыжную сеть. Два дня Филя к ней присматривался. На третий — исчез. Сутки отсутствовал, переполошив все наше семейство. К следующей его вылазки мы подготовились тщательно, определили места наблюдений, повесили на шеи бинокли и стали ждать. Когда он отъелся и выспался, подошел к сетке, прижал голову к земле, бульдозером пролез под ней и ушел в чащу.

Надо было что-то делать. Решили отгородить ручей капитальным забором из рабицы. Вкопали столбы, натянули железную сетку, прибили ее кольями к земле, на всякий случай. Два дня Филя к ней присматривался, на третий исчез. У кота появилась дополнительная кличка — Сука. После возвращения через сутки, посадили его под домашний арест до выяснения обстоятельств.

После тщательного анализа периметра наших заграждений и полевых наблюдений за Филей-Сукой выяснилось, что рабица непроходима, а вот штакетник дает ему шанс в многочисленных местах. Было принято решение о возведении тотального бесщелевого периметра нашей усадьбы. Купили строительную мелкоячеистую сетку зеленого цвета, надо же думать и об эстетики пространства. Много сетки. Неделю обивали штакетник под сопереживание соседей. Предлагалась разнообразная помощь в нашем нелегком деле. Единственно, от чего мы не смогли отказаться, так это от промышленного степлера. Через неделю периметр был полностью непроходимый.

Филя присматривался к зеленой маскировке забора целую неделю, а потом исчез. Вот она, сила природы! Что мы не предусмотрели? В самом углу огорода у нас возвышается компостное сооружение чуть ниже уровня забора но с приличным расстоянием до него. А над ним склоняется крупная ветка облепихи, растущей за забором. Все, оказалось, очень просто. Забираешься на вершину компостной кучи, берешься лапками за ствол облепихи, подтягиваешься…

Осталось последнее средство - проволока под током, и наша территория превратится в Филин конслагерь. Друзья привезли из Штатов такое устройство. Прежде чем все это пускать в дело, решил испытать на себе. Из глаз искры не сыпались, но треск был, сухой противный треск и волосы на пальцах скукожились.

После короткого совещания решили ничего больше не делать. Пусть Филя-Сука гуляет где хочет, с кем хочет и как хочет. В конце концов, это его жизнь.